Міжнародний Центр Батьківства

Как разговаривать о сексе с детьми и подростками

Международный центр отцовства 

«Помните, отсрочка разговора о сексуальных отношениях с вашей взрослой дочерью не убережет ее от беременности», — эта фраза писателя Григория Остера вспоминается в беседе о родителях, которым кажется, что если не поднимать тему секса при общении с ребенком, то она никогда и не всплывет. Но информационный шум вокруг подростка огромный, и средний возраст экспозиции к порно в мире составляет 13 лет, а на постсоветском пространстве — 9–11 лет.»

О чем говорить с ребенком и когда?

Намеренно игнорируя тему сексуальности, мы тем самым транслируем, что о ней нужно молчать, и дети очень рано начинают понимать, что эта тема стыдная и ее нужно стесняться. На самом деле разговор об этом любой родитель начинает с рождения ребенка: на уровне физического контакта с ним, через прикосновения к телу младенца, когда мы его пеленаем и купаем, мы рассказываем ему, какой он и как к нему относятся, и создаваемый таким образом контур телесности ребенка ложится в основу его будущей сексуальности. Кроме того, мы так или иначе транслируем ребенку какие-то гендерные установки, и к 2–3 годам он уверенно отвечает на вопрос, мальчик он или девочка. Причем у детей, как показали исследования, нет полного представления об этом. Они могут сказать, что девочки — это те, у кого бантики на голове, а мальчики — те, что в брюках, и это такого рода операционализации.

Анатомия

Если брать мировой опыт того, как говорят с детьми о сексуальности, есть 6–7 основных тем, и прежде всего это анатомия — как устроено тело. Разговаривать об этом необходимо, чтобы ребенок вовремя замечал у себя признаки нездоровья, не пугался таких явлений, как менархе или поллюция (если речь идет о переходном возрасте), и знал, что такое беременность и контрацепция: что собой представляет беременность, каковы ее последствия, как она протекает, какая ответственность ложится на женщину и мужчину и как можно беременность предотвратить.

Идентичность

Поднимают также тему идентичности: кто я и какой я, какое мое тело, что значит быть мальчиком или девочкой, что такое мужественность или женственность, кто имеет право говорить, что тебе носить и как выглядеть. Это также важно и создает подушку безопасности будущему подростку, от которого, возможно, будут требовать, чтобы он чему-то соответствовал.

Здоровые отношения

Кроме того, это тема здоровых отношений: способность отказывать, способность прощать, конструктивно конфликтовать, как выражать гнев, который у всех бывает, каким-то цивилизованным способом, как принимать чужие негативные эмоции. Этот навык крайне важен и для обычной жизни, и для сексуальной и партнерской, потому что обо всем приходится договариваться. Умение сказать «нет», которое приходится специально воспитывать самим в себе тем, у кого не было полового просвещения в школе, очень нужно, поскольку помогает превентировать насилие, в том числе сексуализированное, и дает понимание, чего я хочу и чего не хочу. Оно переплетается и с самоидентичностью, и со здоровьем, и с безопасностью — тема личной безопасности включает в себя то, как противостоять сексуализированному насилию, и об этом начинают говорить примерно с трех лет.

Любой подобный разговор должен соответствовать возрасту. Мы не говорим с трехлетним ребенком о насилии, но учим его правильно называть разные части своего тела, и, когда он верно и без всяких эвфемизмов умеет их обозначать, с ним уже проще говорить о том, что есть интимные части тела, к которым не прикасается никто и никогда, за исключением некоторых близких взрослых и только при определенных обстоятельствах, и что, когда ребенок вырастет, он будет строго сам выбирать, когда и кому можно к ним прикасаться. Соответственно, если вдруг ребенок подвергся каким-то домогательствам, он всегда сможет сказать родителям, что его трогали там-то. Начинать говорить о личной безопасности можно с момента, когда у ребенка сформировалась речь. Эта тема сквозная, и она заканчивается в более зрелом, подростковом возрасте, когда разговор ведется уже про заболевания, передающиеся половым путем, контрацепцию, раннюю беременность (насколько велики риски для очень молодого организма, если наступает беременность) и юридические последствия сексуализированного насилия и абьюза.

Половое созревание

О половом созревании начинают говорить примерно с 9 лет, чтобы ребенок к моменту, когда в его теле начнутся изменения (у девочек растет грудь, появляется менархе, а у мальчиков — эрекция и поллюция), уже знал, что это, и не пугался. Такой разговор сэкономит нервы, не будет никаких бессонных ночей. Можно обращаться к книгам Игоря Семеновича Кона, в которых рассказывается, какие заблуждения бывают у людей, у которых не было никакой информации о таких телесных изменениях, начиная с представления о том, что я сейчас умру, если началась менструация, и заканчивая ужасным воспоминанием на всю жизнь, когда эрекция внезапно настигла тебя во время ответа у школьной доски и усложнила тебе жизнь в классе. Тема полового созревания касается также немного искаженного восприятия своего тела: очень много переживаний, например, по поводу того, почему кто-то высокий, а я низкий. Если бы у нас было введено минимальное на эту тематику просвещение, у психологов было бы на 50% меньше работы.

Как говорить о сексе?

Вопрос «Как об этом говорить с детьми?» задают люди, которые действительно беспокоятся о своих детях и у которых есть страх, что они могут здесь что-то сделать неправильно. Скорее всего, они сами немного заражены неловкостью, каким-то ощущением, что им правильного отношения к этой теме не привили. Таких взрослых хочется успокоить, что не стыдно не знать. Есть масса прекрасных, качественных источников, и всегда можно положить ребенку нужную книгу на видное место или произнести мантру в ответ на любой его вопрос: «Я не знаю, давай поищем вместе» — или. И можно ему сказать: «Я волнуюсь, со мной об этом не говорили, мне сложно, но я понимаю, что это нужно, и хочу, чтобы для тебя, моего ребенка, это было по-другому».

Секс — это хорошо, но он только для взрослых людей

Вторая мантра, которую я всегда предлагаю родителям говорить детям в любом их возрасте: «Секс — это хорошо, но он только для взрослых людей». Родители могут самостоятельно вкладывать в понятие взрослости те концепты, которые в конкретной семье считаются ее признаками: в одних семьях это первая твоя зарплата, в других — когда ты уже понимаешь, для чего учишься, и так далее (то есть понятие взрослости тесно связано с осознанностью и принятием решений). И когда мы застаем маленьких детей за какими-то экспериментами, это тоже наша основная формула: «Все, что вы пробуете, прекрасно, и, если есть к этому интерес, давайте вы меня спросите, вместе поищем источники, я вам расскажу, но секс только для взрослых».

И это опять же про безопасность: ребенок должен понимать, что, кто бы что ему ни предлагал странное и сомнительное в 5, 10 или 15 лет, секс — это только для взрослых людей. С подростками мы разговариваем о контакте с человеком, который старше: влюбляются часто в учителей, в людей старше себя, формальных и неформальных лидеров в каких-то тусовках. И о том, насколько равноправен такой контакт, насколько подросток на самом деле его хочет или ему просто нравится внимание к себе взрослого человека, тоже нужно говорить уже ближе к пубертату.

Аутосекс — это нормальная история

Можно также говорить об аутосексе — это абсолютно нормальная история. Что делать, если застал за мастурбацией трехлетнего, пятилетнего или десятилетнего ребенка? Спокойно выдохнуть: ничего страшного не происходит. Мастурбация сама по себе никакой не признак нездоровья — напротив, она даже считается довольно хорошей историей, чтобы познать свое тело в безопасном контексте, до того как человек вступит в контакт с кем-либо еще. Но ребенку стоит объяснить, что это делается чистыми руками и не публично. Если мастурбация похожа больше на зависимость, то это может быть признаком неврологического заболевания или стресса. Очень часто подобное поведение схоже с тем, как дети грызут ногти или дергают на себе волосы.

Контрацепция и культура согласия

Страху, что произойдет моральное разложение ребенка, если он узнает обо всем этом слишком рано и это его как-то травмирует, противопоставляются три слова: жизнь, здоровье и безопасность. Слова про жизнь — это не преувеличение, к сожалению, потому что у нас в стране статистически зарегистрированная эпидемия ВИЧ. И судя по тому, как она развивается, в окружении подростков, вступающих сейчас во взрослую жизнь, и их дети каждый третий или четвертый будет ВИЧ-инфицированным. Следовательно, не говорить с детьми о контрацепции — значит подвергать их риску заражения. И хотя теперь ВИЧ купируется, это вопрос действительно о жизни и смерти.

По данным ВОЗ, там, где с детьми говорят о безопасности, культуре согласия, возможности сказать «нет» и сексуальности в целом, подростки позже вступают в сексуальную жизнь, уменьшается количество ранних беременностей и абортов, меньше внебрачных и незапланированных детей и в целом высок уровень осознанного подхода к этим темам. Это доказывает, что половое просвещение, наоборот, морально сдерживает, а вот его отсутствие делает человека уязвимым к сексуализированному насилию, его легче эксплуатировать, и болезненный конец этой истории — секс-траффикинг, когда человека вовлекают в проституцию.

Автор: Марина Травкова - психолог, семейный психотерапевт, преподаватель магистратуры НИУ ВШЭ
Источник: postnauka.ru

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

Мы готовы ответить на Ваши вопросы.
Для этого свяжитесь с нами:

+38 (044) 221-89-38
+38 (067) 233-66-20