Slide 2
RU
RU

Уважаемое гей-сообщество: ваши дети изранены

Я любила партнершу моей мамы, но другая мама никогда не могла заменить отца, которого я потеряла.

Гей-сообщество, я твоя дочь. Моя мама воспитывала меня с ее однополым партнером еще в 80-х и 90-х годах. Она и мой папа пробыли в браке недолго. Она знала о своей гомосексуальной ориентации до того, как они поженились, но тогда все было по-другому. Вот как я оказалась здесь. И, как вы можете себе представить, это было сложно. Она оставила его, когда мне было два или три годика, потому что хотела быть счастлива с тем, кого она действительно любила: женщиной.
Мой папа не был хорошим парнем, и после того, как она оставила его, он больше не беспокоился на мой счёт.

Помните ли вы книгу: «У Хизер есть две мамы»? Это была моя жизнь. Моя мама, ее партнерша, и я жили в уютном маленьком домике на «окраинах очень либеральной и прогрессивной местности». Ее партнерша относилась ко мне так, как будто я ее дочь. Вместе с партнершей моей мамы я также приобщилась к ее сплоченной общине друзей-геев и лесбиянок. Или, может быть, они приобщили меня?

В любом случае, я все еще чувствую, что гей-люди - это мои люди. Я так многому научилась у вас. Вы научили меня, как быть храброй, особенно когда это сложно. Вы научили меня сопереживанию. Вы научили меня слушать. И танцевать. Вы научили меня не бояться отличий. И вы научили меня, как отстаивать свои взгляды, даже если это означает, остаться одной.

Я пишу вам, потому что я решила выйти из укрытия: я не поддерживаю гей-браки. Но не по тем причинам, о которых вы можете подумать.

Дети нуждаются и в матери и в отце

Не потому, что вы геи. Ведь я так сильно люблю вас. Но из-за характера однополых отношений. 

По-мере взросления, и даже в свои 20 лет, я выступала в поддержку гомосексуального брака. И только спустя некоторое время, озираясь на своё детство, я могу задуматься о своем опыте и осознать долгосрочные последствия, которые оказало на меня однополое воспитание. Только сейчас, когда я каждый день наблюдаю, как мои дети любят своего отца, и как любит отец их, я вижу всю красоту и мудрость традиционного брака и воспитания детей в нём.

Воспитание в однополых браках лишает ребёнка матери или отца, говоря ему или ей, что это не имеет значения. Мол, все равно. Но это не так. Многие из нас, многие ваши дети, изранены. Отсутствие моего отца создало огромную дыру во мне, и я каждый день страдала из-за этого. Я любила партнершу моей мамы, но другая мама никогда не могла заменить мне отца, которого я потеряла.

Я выросла в окружении женщин, которые сказали, что им не нужен мужчина. Но как маленькая девочка, я так отчаянно хотела иметь папу. Это было так странно и запутано, когда ты живёшь с глубокой, мучительной, неутолимой жаждой отца, будучи частью сообщества, в котором говорится, что отец не нужен. Были времена, когда я так злилась на моего отца потому, что он не захотел быть со мной, а потом ненавидела саму себя из-за этого. Во мне до сих пор остались раны, которые болят от этой утраты.

Я не говорю, что вы не можете быть хорошими родителями. Вы можете. У меня были одни из лучших. Я также не говорю, что воспитание гетеросексуальными родителями гарантирует, что все будет хорошо. Мы знаем, что существует множество причин, по которым семья может разрушиться и заставить детей страдать: развод, отказ, неверность, злоупотребление, смерть и т.д. Но в целом самая лучшая и успешная семейная структура - это та, в которой дети воспитываются как их матерью, так и их отцом.

Почему дети гомосексуалистов не могут быть честными?

Гей-брак не просто видоизменяет супружество, но и воспитывает детей. Он приводит к появлению иной структуры семьи, которая неизбежно отрицает нечто, для нас, ваших детей, ценное и фундаментальное. Он лишает нас того, в чём мы нуждаемся, и в то же время говорит нам, что нам не нужно то, чего мы так естественно жаждем. Что с нами все будет хорошо. Но это не так. Нам больно.

Дети разведенных родителей могут сказать: «Эй, мама и папа, я люблю вас, но я раздавлен и мне тяжело от вашего развода. Я утратил доверие, и меня гнетёт чувство вины. Это так тяжело жить на два разных дома». Усыновленные дети могут сказать: «Привет, приемные родители, я люблю вас. Но мне это даётся не легко. Я страдаю, потому что мои отношения с моими первыми родителями разрушены. Я смущен, и я скучаю по ним, хотя никогда их не встречал».

Но детям однополых родителей не дали равного голоса. Я не только про себя. Нас таких очень много. Многие из нас слишком боятся говорить о нашей зияющей ране, потому что по какой-то причине кажется, что вы не слушаете. Что вы не хотите слышать. Если мы говорим, что у нас болит, потому что мы были воспитаны однополыми родителями, нас либо игнорируют, либо называют гомофобами.

Это вообще не про ненависть. Я знаю, что вы понимаете боль, когда на тебя вешают ярлык того, кем ты не являешься, и боль, когда этот ярлык используется для манипуляций или с целью заставить вас замолчать. И я знаю, что вы на самом деле испытали ненависть на себе, и что вы на самом деле пережили эту боль. Я была там, на маршах, где они поднимали плакаты, на которых говорилось: «Бог ненавидит лесбиянок» и «СПИД вылечивает гомосексуализм». Я плакала и негодовала на улицах вместе с вами. Но ведь это не я. Это не мы.

Я знаю, что это трудный разговор. Но мы должны поговорить об этом. Если кто-то и может говорить о тяжёлых вопросах, это мы. Вы научили меня этому.

Хизер Барвик была воспитана ее матерью и ее партнером одного пола. Она бывший защитник гомосексуальных браков, активист по правам детей. Она жена и мать четырех необузданных детей.

Автор: Хизер Барвик

Источник: The FEDERALIST